Опасность сноса домов Завода Бари в Ленинской Слободе

обсудить на форуме
Сегодня утром поступила информация что собираются сносить дома прежде относившиеся к Заводу Бари, на Автозаводской. По поступившей информации уже привезли контейнер и активно распиливают гаражи окружающие дома. Сегодня вечером или завтра утром должны пригнать технику... Сейчас выезжаю на место. А для интересующихся - поднимаю по выше историческую информацию об этом комплексе.
Адрес: ул. Ленинская слобода, 19, ст. метро "Автозаводская".



Перед нами инженер Александр Вениаминович Бари , один из самых интересных людей своего времени, близкий друг Шухова и Толстого, Менделеева и Жуковского, Худякова и Чаплыгина, Р.Я. Клейна, Ф.О. Шехтеля и И.И. Рерберга...

По воспоминаниям семьи Бари, их род вышел из Франции и посе­лился в России. Вениамин Матвеевич Бари родился в 1817 году в Литве, получил образование в Германии, преподавал иностранные языки (он знал около 12 языков). Он был либерально настроенным чело­веком, был лично знаком с К. Марксом и состоял с ним в длительной пе­реписке (она была уничтожена, когда семья возвращалась в Россию). В 1862 году из-за политических преследований Вениамин Матвеевич вместе с женой Генриеттой Сергеевной и детьми покинул Россию и переехал в Цюрих, а в 1865 году - в США.
Александр Вениаминович, основатель известной строительной конторы, был вторым сыном в семье. Он родился 6 мая 1847 года, получил образование в Цюрихе. Не имея денег на дорогу, он устроился помощником механика на па­роход и отправился к семье в США. Там он принял американское гражданство и устроился на работу помощником инженера на одном из мостостроительных заводов в Детройте.

Позже Александра Вениамино­вича пригласили в техническую контору Филадельфии на должность инженера. Здесь он встретил свою будущую жену Зинаиду Яковлевну фон Грюнберг.

Александр Вениаминович и Зинаида Яковлевна Бари
В 1875-1876 гг. он принимает участие в кон­курсе по устройству павильонов Всемирной выставки в Филадельфии, посвященной 100-летию независимости Североамериканских Соединен­ных Штатов, где получает Гран-При и Золотую медаль.

Павильон построенный Бари и ныне стоит в Филадельфии. Здесь он встречает делегацию из России, в состав ко­торой входил В.Г. Шухов (1853-1939 г.). Эта встреча заложила начало их будущей совместной творческой деятельности в России на 35 лет.

В.Г. Шухов и А.В. Бари
В 1877 году Александр Вениаминович со своей семьей перебира­ется в Петербург, а затем в Москву, оставаясь гражданином США. В 1880 году он основывает фирму "Строительная контора инженера А.В. Бари", куда на должность главного инженера и технического дирек­тора был приглашен В.Г. Шухов. Отныне Владимиру Григорьевичу были предоставлены условия для свободы творчества, а его изобретения находились под защитой фирмы, от реализации же своих изобретений через фирму Шухов получал проценты. Строительная контора оказыва­ла любые технические услуги от составления проекта до его вопло­щения в реальный объект, вскоре она приобрела известность в Рос­сийской империи и за ее пределами.
Вероятно, около 1893 году инженер и "временный московский купец" А.В. Бари близ Симонова монастыря (в 5 стане Московского уезда, Нагатинской волости), напротив живописной дачи Селивановс­кой, стал возводить кузнечно-котельный и меднолитейный механичес­кий завод. Под завод была взята в аренду земля в размере 3 деся­тин из "Тюфелевой дачи" гвардии корнета Павла Павловича фон-Дер­виза.

П.П. фон Дервиз с племянником
Миллионер П.П. фон-Дервиз (человек незаурядный и интересной судьбы) был сыном железнодорожного магната Павла Григорьевича. В то время ему было всего 23 года. Молодой человек, хотя и состоял на военной службе, но она его никогда не привлекала. Он увлекался музыкой, разведением лошадей и до конца жизни работал учителем математики. В 1890-х годах Дервиз увлекся развитием промышленнос­ти. 7 сентября 1892 году он купил "Тюфелеву дачу" у действитель­ного тайного советника Василия Андреевича Дашкова (вероятно, ос­новатетя этнографического музея в Москве), а 12 ноября того же года земельный участок, ранее выделенный из дачи Дашкова, у Васи­лия Ивановича Солдатенкова (племянника Козьмы Терентьевича), ко­торый ранее держал там кирпичный завод. Земля была куплена Дерви­зом с тем, чтобы ее затем сдавать в аренду под строительство за­водов и товарных складов. Местность эта, по его мнению, была удобна для основания здесь промышленного предместья большого го­рода. Для удобства производства им была проложена Лизинская же­лезнодоржная ветка. Со временем Дервиз планировал провести водоп­ровод, нефтепровод к заводам и освещение всей местности. Вероят­но, сам Дервиз предложил Бари основать здесь завод. Позже, когда коммерческие дела Павла Павловича расстроились, земля была продана 5 августа 1900 г. Бари.
В феврале 1894 года А.В. Бари обратился в Московское Губерн­ское Правление с просьбой выдать ему "на производство работ уста­новленное разрешительное свидетельство". Оформлением документов занимался инженер Николай Костальский. Завод строился, чтобы про­изводить стальные котлы, железные резервуары и другие клепаные предметы, а также производить медную отливку и механическую обра­ботку принадлежностей к ним. К февралю 1894 году был выстроен главный корпус завода: одноэтажное каменное здание, крытое желе­зом, состоящее из двух круглых корпусов, каждый диаметром 21 са­жень, и корпуса посередине (отмечалось, что "здание новое, и в некоторых местах недостроено"). Механический завод приводился в действие паровой машиной, для которой пар создавался двумя котла­ми системы Шухова. Отопление производилось нефтяными остатками, которые поступали из находящихся рядом складов Восточного Общест­ва.

Предусматривалось до 300 человек рабочих, живущих на наемных квартирах. Врачебной помощью рабочие пользовались в городской ле­чебнице по имеющимся у них больничным контрамаркам. На заводе бы­ла выстроена амбулатория, где каждый день находился фельдшер (жил при заводе), два раза в неделю приезжал врач Левенталь. Выходным днем, наряду с другими праздниками, считался Никола Зимний (куз­нец, это был профессиональный праздник рабочих-металлистов). Пер­воначально не был предусмотрен бесплатный обед для рабочих, но уже в 1895 году отмечалось, что владелец устроил обширную столо­вую, где за счет владельца сверх заработной платы дается рабочим обед, состоящий из двух горячих блюд: щей и каши с хлебом. Строи­тельные работы были окончены, в основном, в июне 1894 года. Отк­рыть завод в то время было, как видно из документов, не таким простым делом. Целый год в Симонову слободу приезжали разные чи­новники (исправники, санитарные врачи) и проверяли нормативы. За­вод официально был открыт лишь в марте 1895 года.

На 16-й Всероссийской художественной и промышленной выстав­ке, организованной летом 1896 года в Нижнем Новгороде, фирмой Ба­ри были представлены экспонаты, выполненные на заводе в Симоновой слободе: паровой котел, павильоны с покрытием сетчатой конструк­ции и водонапорная башня высотой 32 метра. Эта башня стала родо­начальницей целого ряда подобных сооружений в последующие годы. Это была первая в мире правильно теоретически рассчитанная гибер­болоидная башня. Благодаря проектам Шухова и отличному исполнению экспонатов фирме Бари была присуждена высшая награда - право изобразить на своих проспектах и бланках Государственный герб России. В 1900 году уже на другой выставке в Париже Шухов был удостоен Почетного диплома и Большой Золотой медали. С тех пор изображение обеих наград неизменно присутствовало на бланках фир­мы Бари.

"Строительная контора инженера Бари" принимала участие в ре­конструкции Мытищинского водопровода, в строительстве Мытищинско­го вагоностроительного завода, музея изящных искусств имени Алек­сандра III, типографии И.Д. Сытина, Московского почтамта и многих других зданий. За 35 лет работы в России было построено по проек­там фирмы 3240 различных резервуаров для нефти и нефтепродуктов, более 20 комплексов зерновых элеваторов, свыше 4 000 водотрубных паровых котлов, свыше 415 железнодорожных мостов, 150 гиперболо­идных сетчатых башен.

С 1893 года старая Симонова слобода стала превращаться из тихой окраины, состоящей всего из 20-ти с небольшим домов, в крупный рабочий поселок. Население слободы увеличилось к 1902 го­ду почти в пять раз и называться она стала по-новому - Симоновка. Здесь преобладали двухэтажные деревянные дома. Улицы были немо­щеными, в дождь образовывалась непролазная грязь. Фонарей не бы­ло. Хотя Симоновка относилась к городу, она была похоже больше на оторванный от Москвы загородный поселок, с невысокими домами, с палисадниками и огородами. (Да и Москва, по существу начиналась далеко - у Спасской заставы.) Центром слободы была Сергиевская площадь, на которой находились лавки, трактиры и чайные, а при­ходской церковью - храм Рождества Пресвятой Богородицы на Старом Симонове. В этой церкви хранилась памятная хоругвь, сделанная мастерами и рабочими завода Бари в 1896 году в память о коронации Николая II. Сообщения с центром и Спасской заставой города не было. Лишь по Москве-реке ходили пароходики от завода Бари до Москворецкого моста с остановками у Новоспасского, Краснохолмско­го, Устинского мостов. Служащие "Динамо" и Бари подвозились ли­нейкой. Это был экипаж с упряжкой двух лошадей, между первой и второй парой колес были две долевые лавочки из расчета на четырех человек с каждой стороны. Над лавочками была крыша от дождя, а колени закрывались клеенкой. Но из-за плохого шоссе и колес на железных ободах ездить на линейках было неудобно и даже опасно. Зимой использовались шестиместные сани. В выходные и праздничные дни жители слободы ходили гулять в Тюфелеву рощу, зимой дети ка­тались на коньках на Лизином пруду, на лыжах по склонам Моск­вы-реки. Бывали в Симоновке и настоящие сражения (популярные в прошлом стенка на стенку). Дрались обычно рабочие Симоновки с ко­жуховскими крестьянами. Один раз, деревянный забор, который огораживал территорию товарных складов, был весь разобран воюющи­ми. Драка приобрела такой размах, что ее пришлось разгонять поли­цией, а раненых увозить в больницу.

Рабочие завода Бари
По воспоминаниям жителей слободы, на заводе Бари был гудок, который оповещал о начале рабочего дня. Работали на котельном за­воде, в основном, выходцы из города Гороховца Владимирской губер­нии (как отзвук участия завода Бари в Парижской выставке, в Гороховце до недавнего времени даже ходила легенда, что его жители строили Эйфелеву башню). Их работа состояла в склепке изде­лий: пробивали отверстия в листах, грели на горнах заклепки и склепывали листы. Завод издавал с утра до вечера сильный грохот, а самих рабочих называли "глухарями", и они действительно плохо слышали. Бариевцы обычно брали верх в рабочих столкновениях "стенка на стенку" по праздникам, так как запасались заклепкой с дюймовой головкой, и, зажав ее в кулак, наносили более сильные удары.
А вот как описывает порядки у А.В. Бари журналист Б.Б. Глинский, которому в 1896 году "удалось побывать на заводе, где был введен совершено новый строй рабочей жизни". По его описанию, рабочий день на заводе измерялся 10 часами (на других предприяти­ях в то время был 11- и 12-часовой рабочий день), а зарплата была выше, чем на других заводах, на 10 процентов. Система наказания штрафами была изгнана. Рабочий получал в день от завода по 6 кус­ков сахара и 2 раза - чай, без ограничения порции, а также обед, состоящий из двух блюд: 1-е - суп с мясом, 2-е - каша с салом, и хлеба, сколько угодно (по воспоминаниям дочери Бари Евгении, она "не ела лучших щей и второго, чем то, что давалось рабочим" на заводе, где ее отец держал подсобное хозяйство). Рабочие обедали в деревянном бараке, разделенные на десятки во главе с десятским, который при желании мог взять им добавки. Это, по мнению Бари, способствовало повышению производительности труда (по воспомина­ниям дочери Бари Лидии, в обед свободно выставлялась даже водка в графинах: хочешь выпить 50-100 грамм - не возбраняется, если зна­ешь меру). При заводе имелась сберегательная касса, где на счету некоторых старых рабочих хранился изрядный капитал. Заболевшие сохраняли заработную плату первую неделю полностью, вторую - по­ловину. Потерявшие кормильца вдовы получали пенсию в количестве половины заработной платы мужей пожизненно. По мнению А.В. Бари, основным злом русской промышленности являлось отсутствие русских образованных специалистов, управляющих и мастеровых.

Семья Бари
Семья Александра Вениаминовича общалась с образованнейшими людьми того времени. В их доме всегда были желанными гостями уче­ные: Д.И. Менделеев, Н.Е. Жуковский, П.К. Худяков, С.А. Чаплыгин, архитекторы Р.Я. Клейн, Ф.О. Шейхтель, И.И. Рерберг. По своим убеждениям А.В. Бари был толстовцем. Его знакомство с Л.Н. Толстым состоялось около 1898 года. А.В. Бари, имея американское гражданство, помог гонимой в то время в России общине духоборов выехать в Канаду. По воспоминаниям Евгении Бари, у Л.Н. Толстого "были знакомые из рабочих завода. Лев Николаевич хотел посмотреть на заводчика, у которого рабочие участвуют в прибылях. Он ездил на завод, разговаривал с рабочими и Александром Вениаминовичем. Приглашал приехать к нему в Ясную Поляну". Поездка в Ясную Поляну не состоялась, но А.В. Бари с дочерью Анной посетили писателя в Хамовниках
Семья инженера была знакома и с представителями литературной среды. Его дочь Ольга Александровна состояла в переписке с исто­риком культуры М.О. Гершензоном, Евгения Александровна была зна­кома с Андреем Белым.

Вид на завод Бари от будущего ЗИЛа
К началу 1901 года (или ранее) при заводе Бари и на его средства были открыты вечерние общеобразовательные курсы для ра­бочих, занятия проводились в столовой. Преподавателями в школе были мастера завода Бари, инженеры, чертежники, сами дочери Бари. При школе была библиотека. По воскресеньям в столовой устраивали чтения с теневыми картинками. На курсы, по воспоминаниям, ходили рабочие и с других заводов. Так, в 1902-1903 году туда записался большевик Михаил Степанович Николаев с завода "Динамо" и органи­зовал из рабочих Бари и "Динамо" первый в Симоновском районе со­циал-демократический кружок.
Дочери Бари были попечителями местных земских училищ. С 1898 по 1904 год Кожуховское земское училище опекала Анна Александров­на, а с 1905 по 1910 год - Евгения Александровна (по мужу Нерсе­сова). В 1902 году в школе училось 72 мальчика и 58 девочек. Там преподавали учителя: диакон церкви в Симоновой слободе С.А. Ру­мянцев, В.В. Знаменская, М.И. Коровкина, М.И. Банисова. В школе была библиотека около 350 книг, по воскресеньям ученики ходили на завод Бари слушать лекции. От попечителя была квартира для двух учительниц. Попечительницей Симоновского земского училища с 1911 по 1916 год была Мария Александровна Бари. Оно располагалось в доме Зай­цева около Лизина пруда. В 1911 году там училось 56 мальчиков и 79 девочек.

Ученики и преподаватели школы при заводе Бари
Анна Александровна Бари (1876-1948) окончила гимназию. Она, по воспоминаниям родных, более всего походила на отца - предпри­имчивого и общительного. Именно по ее инициативе была открыта школа при заводе (в официальной истории завода "Динамо" однако написано, что школа была открыта по инициативе "либеральной ин­теллигенции" и народницы Елены Александровны Кораблевой). Созда­вая школу, ей пришлось преодолеть много трудностей и препятствий со стороны чиновников. Но она с энтузиазмом взялась за дело и школа была открыта. 2 января 1901 года Анна Александровна писала своему будущему мужу, приват-доценту Московского университета Александру Филипповичу Самойлову: "Вот еще просьба: не можете ли вы взять из библиотеки ... на несколько дней Островского "Свои люди сочтемся". Мы собираемся это читать на заводе и нужно много экземпляров".
Однако изменения в семейной жизни отвлекали ее от любимого занятия. Летом 1902 года семья Бари жила на даче в Царицыно, там 12 июля у супругов Самойловых родились близнецы Лев и Александр, которых крестили в местной церкви Живоносного источника 25 июля (восприемники Яков Филиппович Самойлов, православного вероиспове­дания, Ольга и Евгения Бари, лютеранского вероисповедания). К тому же ее мужа перевели в Казань, и она была вынуждена после­довать за ним. В 1904 году Анна Александровна сдала дела по школе при заводе и Кожуховскому училищу своей сестре Евгении. Однако последняя не обладала организаторскими способрностями. Анна Александровна писала 8 июня 1904 года: "Еду сейчас к фабричному инс­пектору с Женей по делам школы, она все еще трусит всяких офици­альных лиц", и 2 сентября того же года: " Я вечером ездила на за­вод на молебен в школу. Странно мне было как-то, что начатое мною дело, в которое столько заботы пошло, теперь совсем не мое, что тут нет мне места. Утешаюсь тем, что в Казани найду новое в той же области " (по воспоминаниям родных, в Казани ею были открыты детский сад, школа и гимназия). Евгения Александровна Бари (1881-1967) окончила Высшие женс­кие курсы. Она была человеком глубоко религиозным, изучала исто­рию религии. Ее муж, Александр Нерсесович Нерсесов, как и она са­ма, преподавал в школе для взрослых. Евгения Александровна увле­калась Толстым. По ее словам, она "читала запрещенные статьи Толстого, перевозила их на себе тайно через границу, читала с ... приятельницей - учительницей Еленой Александровной" (не Кораблева ли это, народоволка из Симоновой слободы). Она мечтала о бедности для себя, не хотела носить дорогих платьев. Евгения Александровна вспоминала: "Бывало, еду я в Симоново на работу, трясусь в линей­ке вместе с рабочими и монахами. А навстречу едет в шикарном эки­паже директор завода Гаврилов. Я закрываюсь фартуком, чтобы не залепило грязью. Но он узнавал меня и конфузился, потом жаловался отцу и даже сердился. А я была преисполнена гордостью, что еду с простым народом". К сожалению не ясно, как долго существовала школа. По воспо­минаниям Евгении Бари, она работала в школе при заводе семь лет, где по вечерам Анна в столовой организовывала занятия со взрослы­ми рабочими (очевидно, была дневная школа для детей и вечерняя для самих рабочих). Вероятно, школа существовала с 1898 по 1905 года.
Революция 1905 года расстроила дела на заводе. 11 января 1905 года забастовал завод "Динамо", а за ним завод Бари и другие предприятия (ворота завода "Динамо" находились напротив ворот ко­тельного завода, так что динамовцы при забастовках шли в первую очередь "снимать" бариевцев). Очевидно, в это время были закрыты общеобразовательные курсы для рабочих. Симоновка принимала учас­тие в вооруженном Декабрьском восстании. Она была полностью в ру­ках восставших и некоторое время там существовала так называемая "Симоновская республика". В это время в столовой Бари проходили собрания рабочих, с 9 на 10 декабря там размещалась "кавказская дружина" (состоявшая из студентов-кавказцев), которая 10 декабря вела перестрелку с отрядом городовых, переходивших Москва-реку
К 1908 году управляющим заводом становится сын Бари Виктор Александрович, который поселился тут же на квартире. По сведениям памятной книжки Московской губернии, на заводе работало тогда около 220 мужчин. С 1907 года на заводе происходили неоднократные перестройки и расширения, которые зафиксированы в архивных делах. В ноябре 1907 года велись работы по строительству новой конюшни (первый этаж каменный, второй - жилой деревянный), здания сборочной горизон­тальных котлов (железные фермы, обшитые с боков тесом), прачечной и других (за работами наблюдал инженер-строитель Александр Бори­сович Борисов). На плане завода были обозначены здания (по Ка­мер-Коллежскому валу от Лизиного пруда): мостовой корпус, электри­ческая станция, за ней мастерские горизонтальных и вертикальных котлов (два круглых корпуса), здание механической мастерской меж­ду ними. Далее по Камер-Коллежскому валу стояла кузница, за ней деревянная двухэтажная заводская контора (на втором этаже находи­лась чертежная и квартира управляющего, рядом с конторой были разбиты дорожки с фонтанами), двухъэтажное здание больницы, дере­вянные дома для служащих, каменная столовая, рядом с ней каменный погреб, купальня и душ, прачечная и другие постройки. Эти здания хорошо видны на рекламном проспекте котельного завода.

В 1910 году были возведены: деревянное здание для сборки го­ризонтальных котлов, деревянный корпус с металлическим каркасом для сборочной мастерской, деревянная пристройка с металлическим каркасом для гидравлического испытания вертикальных котлов (наб­людал за строительством инженер-механик Иван Дмитриевич Потем­кин). В ноябре 1913 года на заводе планировалось установить же­лезный газгольдер для водного газа, для его получения в здании бывшей электростанции оборудовалась генераторная станция. В 1914 году было подано прошение о разрешении на поднятие кровли кузницы (документы подписывал инженер-технолог Михаил Иосифович Золота­рев).
Умер Александр Вениаминович Бари 6 апреля 1913 года, похоро­нен на Немецком кладбище. После его смерти фирма перешла по нас­ледству к З.Я. Бари, а руководил ею по доверенности сын Владимир Александрович. В 1913 году Московская городская Дума приняла решение о строительстве второй центральной электрической станции для трам­ваев, для этой цели она купила небольшой участок у Бари 1561 кв. саж. с запада. Прокладывалась и Симоновская трамвайная ветка, движение по ней открылось 16 июня 1915 года. К этому времени были уже возведены основные корпуса второй электрической станции, она находилась по соседству с котельным заводом . В период Первой мировой войны завод выполнял заказы Военного ведомства (изготовлял мины, тралы и буйки для Военно-морского флота). В связи с этим расширялось производство. В 1915-1917 го­дах здания завода неоднократно перестраивались, по Камер-Коллежс­кому валу был оформлен нарядный фасад, который объединил здания электростанции и кузницы. В августе 1915 года был предложе н про­ект новой котельной и механической мастерской, которые поглотили здания электростанции и старой мастерской В октябре того же года было подано прошение о разрешении установить железного резервуара для нефти (Заявления подавал Иван Семенович Абрамов, за строи­тельством наблюдал инженер-механик Александр Тимофеевич Батурин). В феврале 1916 года на заводе снова планировались крупные пе­рестройки: взамен котельной мастерской и здания для окраски и упаковки котлов строился новый заготовительный корпус. В апреле 1916 года было подано прошение о разрешении установить аппарата для выработки ацетилена и железного резервуара на каменной башне с востока от кузницы (За строительством наблюдал инженер-технолог Валериан Иванович Кандеев) .
Война привела страну к экономическому и продовольственному кризису. В связи с расширением старых и открытием новых заводов в Симоновой слободе увеличилась численность рабочего населения, ко­личество трактиров в районе сократилось и назрела острая необхо­димость в хлебе. В это время в столовой Бари уже не кормили рабо­чих бесплатными обедами, а в самом здании находился симоновский земской лазарет.

Очевидно, в период между Февральской и Октябрьской революци­ями заводоуправление завода Бари продолжало принимать активное участие в жизни района. 12 апреля 1917 Виктор Бари внес 3 тысячи рублей на нужды Симоновской управы по охране слободы и предприя­тий. Около 16 апреля было принято решение о передаче бывшей сто­ловой Бари под Народный дом. Там были организованы курсы по поли­тико-общественным вопросам, которые вела Е.А. Кораблева (заведующая просветительской комиссией и внешкольным образованием в райо­не), а в январе там проходили первые елки. 28 апреля 1918 года газета "Известия" напечатала о разобла­чении контрреволюционного заговора во главе с братом Виктора Бари Владимиром. Он попал в тюрьму, где, по воспоминаниям родных, си­дел в одной камере с великим русским актером В.И. Качаловым. Доп­рашивал его сам Дзержинский. Из тюрьмы Владимира Бари вызволил консул США, и он бежал за границу. Эмигрировали и Виктор Бари с семьей. Мандат на управление котельным заводом получил В.Г. Шухов. Начинается строительство первых промышленных магистральных тру­бопроводов, сооружается знаменитая башня на Шаболовке (1922). Те­перь завод носит название "Государственный котельный завод "Па­рострой" имени В.М. Лихачева". Согласно "Исторической справке", хранящейся в фондах завода "Динамо", в годы первых пятилеток выпускал котлы и топочное обо­рудование. Предприятие продолжало работать на оборону страны. На заводе изготовлялись мины и глубинные бомбы для морского флота (до 1942 года изготовлялись только здесь). В 1937 году заводом была разработана конструкция циферблата часов для Спасской башни и смонтирована в рекордно короткий срок. Деятельность во время вой­ны была подчинена потребностям фронта. Осенью 1941 года был эва­куирован в Казахстан. В 1958 году территория завода Бари перешла к заводу "Дина­мо", а в 1999 году передана автосервису... Много воды с тех пор утекло, многое изменилось... менялись как перчатки владельцы этой территории... К 2008 году все заводские корпуса были разрушены, на их месте ныне высится уродливая стекло-бетонная "Омега-плаза"...


Но за ней, притаились несколько домиков переживших потрясения. Первым нас встречает самый красивый из них - Дом заводоуправления - один из немногих уцелевших адресов Шухова.






Неподалёку притаились ещё два домика - конюшня и рабочий барак:







Историческая справочка списана со статьи Чусовой М.А.
Автор:
archnadzor-ru (ЖЖ)
Опубликовал(а):
Источник:
Дата:
13 ноября 2010 в 11:56
Фоторепортаж
Районы:
Даниловский МО
Адреса:

Омега Плаза

Ленинская Слобода ул, д 19

Здание

Ленинская Слобода ул, д 19 стр 5

Омега Плаза

Ленинская Слобода ул, д 19 стр 6

Здание

Ленинская Слобода ул, д 19 к 1

Здание

Ленинская Слобода ул, д 19 к 1 стр 2