Охота на префекта. Как украсть миллионы и посадить неугодного чиновника?

обсудить на форуме
Следствие по уголовному делу о многомиллионных растратах, якобы совершенных бывшим префектом Южного округа Москвы Юрием Булановым, обрастает загадочными подробностями. Оказалось, что Буланов был арестован по показаниям все лишь одного свидетеля, экспертные заключения в одном уголовном деле противоречат друг другу, а следствие ведется с грубейшими нарушениями законодательства. Тем временем сам Юрий Буланов остается в СИЗО “Лефортово” до февраля 2011 года — недавно Тверской суд Москвы отказался выпустить его под залог в 10 миллионов рублей, проигнорировав все доводы защиты.

Экс-префект Южного округа Москвы Юрий Буланов был арестован 2 июля 2010 года по обвинению в растрате и хищении бюджетных средств с использованием служебного положения в особо крупном размере. Незадолго до этого по такому же обвинению арестовали и заместителя префекта Вячеслава Щербакова.
Буланова задержали в кабинете следователя, куда он явился на допрос буквально с больничной койки — в июне Юрий Буланов перенес гипертонический криз, а затем лечился и проходил реабилитацию в Центральной клинической больнице.
Суть обвинений — в темной истории с переводом бюджетных средств за выборочный капитальный ремонт четырех многоквартирных домов в ЮАО на счета ремонтной фирмы ООО “Инжремонт-ВВВ” в 2008 году. По версии следствия, фирма не выполнила работы, но со счетов префектуры было списано почти на 30 миллионов рублей больше, чем нужно. Куда ушли деньги и кем они были впоследствии присвоены — пока неизвестно.
12 ноября истек срок, определенный судом для содержания Буланова под стражей. Однако следствие ходатайствовало о продлении заключения Буланову еще на три месяца. Тверской суд Москвы удовлетворил просьбу следователей.
И хотя суд не учел ни состояние здоровья обвиняемого, ни доводы защиты, ни явные огрехи следствия, и оставил Буланова за решеткой до вынесения приговора, кое-что в деле опального префекта заставляет задуматься — а не планировалось ли “устранение” Буланова с поста еще в 2008 году, когда Южный округ сотрясли первые уголовные дела в отношении мелких чиновников местных ДЭЗов и районных управ?
ОПЕРАЦИЯ “ЮРА”
10 декабря 2008 года на стол префекта Южного округа Москвы Юрия Буланова легла служебная записка директора ДЕЗа района Чертаново-Северное Алексея Спирина. В ней чиновник подробно описал свое недавнее приключение — двумя днями ранее Спирин осматривал ход капремонта четырех жилых домов — когда в его руках оказался пакет с 700 000 рублей. Почти одновременно возникли какие-то оперативники, которые доставили незадачливого директора ДЕЗа в местный ОБЭП и допросили с пристрастием:
“Объяснения с меня брали трое сотрудников по очереди… не представляясь, — писал Спирин. — В ходе их длительного психологического воздействия они вынудили меня дать расписку о сотрудничестве с ними… Мне было сказано, что я им неинтересен… В процессе длительных разговоров мне было сказано, что глава управы района и руководитель ГУ ИС района им тоже не особо интересны, а интересуют их руководители более высокого ранга. Мне было велено сообщать после каждого совещания, о чем шла речь и о чем конкретно говорилось... Мне сказали, что дальнейшие указания я буду получать по телефону… И добавили, что у меня есть один месяц, чтобы уличить во взяточничестве Фатина К.А., иначе потом материалы моего дела будут переданы в прокуратуру и меня посадят. Предупредили, что телефоны на прослушке. Перед уходом еще раз сказали, что мне не стоит делать каких-либо поступков, сообщать кому-либо о сегодняшнем инциденте и предупредили, что за мной будут следить…”
По злой иронии судьбы, тогда же, в декабре 2008-го, комиссия по борьбе с коррупцией по г. Москве в лице полковника Г.В.Шелихова в своем письме проинформировала префектуру ЮАО “…о том, что информация о фактах коррупции в ЮАО снизилась почти на 50%... что свидетельствует о совместной продуктивной работе по выполнению Национального плана Президента РФ по противодействию коррупции”.
Тогда Юрий Буланов не придал значения записке директора ДЕЗа, предоставив во всем разбираться компетентным органам — с Алексеем Спириным он был незнаком. Однако несколько позже именно уголовное дело против Спирина легло в основу обвинения Юрия Буланова. Ведь именно при ремонте четырех домов в Чертанове-Северном судебная экспертиза выявила многомиллионные хищения.
Очевидно, следили за Спириным неплохо, а как сексот он себя не проявил — в настоящий момент Алексей Спирин отбывает пятилетний срок. Дело против его начальника — главы управы района Чертаново-Северное Константина Фатина — застряло в суде.
Фирма ООО “Инжремонт-ВВВ”, генеральным директором которой является Виктор Воеводин, проводила капремонт четырех злополучных домов в 2008 году. В июне 2010 года он дал показания против префекта Юрия Буланова. Вот что по этому поводу пишет в свой жалобе, направленной на имя прокурора г. Москвы, адвокат Буланова:
“…Воеводин В.В. в своих показаниях от 30 июня 2010 года утверждает, что… “перед проведением аукциона ко мне подошел мужчина по имени Юра, ранее я видел его в Префектуре ЮАО г. Москвы… и предложил выиграть данный конкурс. Для выигрыша мне необходимо было передать 10% от суммы государственного контракта Буланову Ю.К., что мною и было сделано в декабре 2009 года, сумма денежных средств, переданных Буланову Ю.К., составила 7 200 000 рублей…”
После этих показаний Юрий Буланов был взят под стражу по обвинению в том, что “занимая должность Префекта… совместно с Щербаковым через неустановленных следствием лиц в неустановленном следствием месте… вступили в преступный сговор, направленный на завладение бюджетными денежными средствами с… Воеводиным В.В... После этого, с целью вуалирования общего преступного плана… получили от неустановленных следствием лиц в неустановленные следствием время и место фиктивные акты о приемке выполненных работ и справки о стоимости выполненных работ…”
Так кто же такой Виктор Воеводин и почему он не был взят под стражу так же, как экс-префект?
“ОН СТАЛ СОТРУДНИЧАТЬ СО СЛЕДСТВИЕМ…”
По словам Юрия Буланова, он не был лично знаком с Виктором Воеводиным, денег от него никогда не получал и узнал о том, что тот фигурирует в уголовном деле, уже после ареста. По словам адвокатов Буланова, следствие до сих пор не провело и не планирует очную ставку Буланова и Воеводина. Тем не менее именно очередное заявление Виктора Воеводина могло послужить поводом для взятия под стражу Юрия Буланова.
Из жалобы адвоката “…Однако и защите, и следствию известно, что в 2007 году, еще до проведения конкурса на выборочный капитальный ремонт, ООО “Инжремонт-ВВВ” выиграло конкурс на эксплуатацию в 2008 году участков ЖКХ, заключило контракты на текущий ремонт жилищного фонда в 2008 году с Дирекцией единого заказчика и Государственным учреждением Инженерная служба на сумму более 115 000 000 рублей”.
Когда часть средств оказалась на счетах “Инжремонта”, капремонт вдруг встал. Префектура долго писала письма, посылала комиссии и даже подала на фирму Воеводина в суд — за присвоение средств и невыполнение договорных работ.
А в декабре 2008-го Виктор Воеводин упоминается в служебной записке (3, 3-1) как человек, который, по словам Спирина, подкинул в автомобиль пакет с купюрами, из-за которого несостоявшийся агент спецслужб —директор ДЭЗа — оказался в колонии общего режима. По сообщениям СМИ, Воеводин является и одним из ключевых свидетелей и по делу экс-главы чертановской управы Константина Фатина. Не слишком ли много совпадений?
После осуждения Спирина уголовное дело о его взятке и хищении по мановению следствия обернулось новым делом — о растрате и присвоении бюджетных средств в особо крупных размерах экс-префектом Юрием Булановым. А каждый из плохо отремонтированных “Инжремонтом” домов в Чертанове стал отдельным эпизодом преступления.
— Он стал сотрудничать со следствием… — сказал в телефонной беседе с нашим корреспондентом следователь Геннадий Удунян, касаясь вопроса о том, почему Юрий Буланов до суда находится в СИЗО, а Виктор Воеводин — нет.
На вопрос о том, не смущает ли следствие тот факт, что Воеводин проходит свидетелем обвинения по трем другим уголовным делам, следователь Удунян ответил:
— Следствие не располагает сведениями, какие и где есть дела. Мы ведем одно конкретное уголовное дело.
Юрий Буланов в прошлом году был официально самым состоятельным префектом Москвы — капитал он заработал в бизнесе до назначения в префектуру ЮАО. А Виктор Воеводин, как до этого и Алексей Спирин, следствию интересны только в качестве профессиональных провокаторов. Впрочем, весьма вольное толкование законодательства с точки зрения интересов следствия видно и в самих следственных материалах.
К примеру, в деле Константина Фатина Виктор Воеводин и его фирма “Инжремонт-ВВВ” проходят как потерпевшие. А в деле Буланова Воеводин в своих показаниях ссылается на осужденных Фатина и Спирина как на людей, через которых он передавал деньги для Юрия Буланова. Противоречие налицо — а потому удивительно, что следователь в беседе с нашим корреспондентом проявил странную неосведомленность относительно других уголовных дел с участием Воеводина.
ДВЕ ЭКСПЕРТИЗЫ
Согласно обвинительному заключению, Юрий Буланов и его заместитель Вячеслав Щербаков совершили хищение бюджетных средств, выделенных на капитальный ремонт четырех домов в ЮАО в 2008 году на сумму почти в 30 миллионов рублей. Это следует из заключения судебной строительной экспертизы.
Странно, но для ГСУ Москвы такую экспертизу осуществляло не профильное государственное ведомство, а некое ООО “Центр судебных и негосударственных экспертиз “ИНДЕКС”. По словам адвокатов Буланова, при осмотре объектов экспертами присутствовал оперуполномоченный УФСБ по ЦАО капитан А.Д.Какилов, который, по мнению защиты, вовсе не должен был там присутствовать, поскольку является сотрудником иного ведомства.
В результате “ИНДЕКС” насчитал невыполненных работ на 29 миллионов рублей. При этом экспертиза проводилась визуально и под “невыполненными” подразумевались все работы, которых не видно через два года после ремонта, включая вывоз мусора, подготовку поверхностей и т.п.
В деле есть и другая экспертиза — техническое исследование, выполненное государственными специалистами Московской лаборатории судебной экспертизы Минюста России. В нем стоимость невыполненных работ по капремонту домов составляет 4,7 млн. рублей. Следователь пояснил нам, что техническое исследование государственных экспертов приобщено к делу, но следствие по закону руководствуется исключительно судебной экспертизой. Получается, что ни следователь, ни судья при рассмотрении доказательств могут вообще не учитывать некоторые материалы уголовного дела.
ОТ ВЫЕМКИ ДО АРЕСТА
Возможно, для молодого, но перспективного следователя Геннадия Удуняна громкое дело префекта Буланова — прекрасная возможность карьерного взлета. До этого в 2009 году Геннадий Удунян расследовал дело о мошенничестве среди сотрудников Сбербанка и Пенсионного фонда, укравших со счетов деньги умерших пенсионеров, — однако остался в чине лейтенанта юстиции. После возбуждения дела против Буланова Удунян получил очередную звездочку — и на этот раз он, наверное, просто обязан довести дело до обвинительного приговора. Возможно, этим можно объяснить то, что большинство следственных действий по делу Буланова происходили театрализованно и громко — с привлечением СМИ и последующим выходом скандальных сюжетов на федеральных телеканалах.
20 мая 2010 года в здание префектуры ЮАО со скандалом прошли следователь Удунян и капитан ФСБ Какилов. Уже в приемной префекта они предъявили постановление о выемке документов. События, происходящие в кабинете Буланова, по словам адвокатов, больше походили на обыск, чем на обычную выемку, — и это несмотря на то, что сотрудники префектуры всю затребованную документацию предоставили следователям немедленно.
Дальше все шло по отработанной схеме. Сначала самому Буланову, а затем и его сыну было предложено сотрудничество в обмен на условный срок, а в случае отказа — несколько десятков лет лишения свободы по приговору суда, полная конфискация всего имущества, привлечение близких и родственников к уголовной ответственности, “подтягивание новых преступных эпизодов” и искусственное “притягивание” его к “делу Лужкова”… Когда Юрий Буланов и его сын Александр отказались “сотрудничать” со следствием, в ход пошли проверенные акции устрашения.
31 августа 2010 года незаконный обыск прошел на рабочем месте сына префекта — в управе Таганского района Москвы. Но этим не ограничилось. Поздно ночью в тот же день добрались до загородного коттеджа Юрия Буланова, где без всякого решения суда и в отсутствие хозяев или их представителей был произведен обыск. По словам защиты, после этого обыска из дома пропало 65 тыс. рублей и некоторые ювелирные изделия.
Затем 9 сентября в лучших традициях чекистов 30-х годов оперативники при поддержке спецподразделений в три часа ночи с субботы на воскресенье нагрянули в московскую квартиру сына Буланова, перевернув там все вверх дном и введя в ступор и без того перепуганных родственников экс-префекта. Впоследствии в новостях показали сюжет, смонтированный из нарезки разных оперативных съемок о якобы обнаруженных в квартире баснословных богатствах и целом арсенале оружия. По мнению защиты Буланова, ничто из показанного не соответствует действительности.
Теперь бывший полярник и бизнесмен, бывший руководитель одного из самых успешных округов Москвы Юрий Буланов ожидает в СИЗО “Лефортово” суда, который ориентировочно должен состояться в феврале 2011 г. Впрочем, следствие может снова ходатайствовать о переносе сроков — и Тверской суд скорее всего пойдет навстречу пожеланиям органов юстиции.
Во время выступления на судебном заседании 12 ноября по продлению срока содержания под стражей Юрию Буланову стало плохо. Сердобольный милиционер из охраны просунул ему сквозь решетку стаканчик с водой, и бывший префект еще раз повторил то, что уже говорил неоднократно:
— Я пришел в Южный округ не воровать, а работать. У меня уже тогда все было… Я сам не воровал, не ворую и детей так учу. Я считаю, что эта компания началась из-за моей жесткой принципиальной позиции по прекращению несанкционированной торговли, уничтожению игорных заведений, прекращению наркотрафика и крышевания местными правоохранительными органами многих структур. Я выступал против этого всегда.
Кстати, именно Юрий Буланов в свое время был единственным из окружных чиновников, кто не согласился с назначением печально известного майора Дениса Евсюкова на должность начальника Царицынского ОВД. Может быть, сейчас экс-префект расплачивается именно за это?
Автор:
Иван Смирнов
Опубликовал(а):
Источник:
Дата:
6 декабря 2010 в 21:22
Районы:
Даниловский МО

Комментарии

0
Добавить комментарий